Месяц: Сентябрь 2010

Честертон о том, как продавать роскошь.

Я много раз писал, что главное свойство настоящего luxury сегмента  - 
ограниченная доступность благ. 
В предмете роскоши его "техническое совершенство" лишь вторичный фактор, 
главное - "недоступность для простых смертных"
 
Почитайте этот кусочек рассказа написанный в 1911 году.
 

Гилберт Кийт Честертон "Странные шаги".
 
"
Вернон-отель, в котором "Двенадцать верных рыболовов"  обычно  устраивали
свои   ежегодные   обеды,  принадлежал   к  тем  заведениям,  которые  могут
существовать  лишь  в олигархическом обществе,  где  здравый  смысл  заменен
требованиями хорошего тона. Он был -  как это ни абсурдно - "единственным  в
своем роде",  то  есть давал  прибыль,  не  привлекая, а,  скорее, отпугивая
публику.  В обществе, подпавшем под власть богачей, торгаши проявили должную
смекалку и перехитрили свою клиентуру.  Они  создали множество препон, чтобы
богатые  и  пресыщенные  завсегдатаи  могли  тратить  деньги и время  на  их
преодоление. Если  бы существовал  в Лондоне такой фешенебельный отель, куда
не впускали бы ни  одного человека ростом ниже шести футов, высшее  общество
стало  бы  покорно  устраивать  там  обеды,  собирая  на  них  исключительно
великанов. Если бы существовал дорогой ресторан, который, по капризу  своего
хозяина,  был бы открыт только во вторник вечером, каждый вторник он ломился
бы  от  посетителей.  Вернон-отель  незаметно притулился на  углу  площади в
Бельгравии.  Он  был  не  велик  и  не  очень  комфортабелен, но  самое  его
неудобство   рассматривалось    как   достоинство,   ограждающее   избранных
посетителей. Из всех неудобств особенно ценилось одно:  в отеле одновременно
могло обедать не более двадцати четырех человек. Единственный обеденный стол
стоял  под  открытым  небом, на веранде, выходившей в  один  из  красивейших
старых садов Лондона. Таким образом,  даже этими двадцатью четырьмя  местами
можно было пользоваться  только в хорошую  погоду,  что, еще более затрудняя
удовольствие, делало его тем более желанным. Владелец отеля, по имени Левер,
заработал  почти  миллион  именно  тем,  что  сделал доступ  в  него  крайне
затруднительным. Понятно, он умело соединил недоступность своего заведения с
самой тщательной  заботой  о его изысканности. "

Право владения предприятием. Деньги и личный трудовой вклад

ЖЖ френд stepantsova опубликовала вот такую заметку:

«Не стоит совмещать не совместимое, и сравнивать теплое с мягким. Т.е. вложение партнеров: я баблом, а ты трудом — обречено на выяснение отношений кто больше вложил, и кому больше денег с прибыли в итоге. Либо оба вкладываются баблом, либо оба трудом, либо оба и тем и другим. Труд считать тяжелее, и каждый всегда будет думать, что он трудиться больше.»

Конфликт соучередителей, создавших предприятие по схеме «я деньги-ты работа» я разбираю раза три четыре в год и сложилась достаточно четкая картина того как правильно установить взаимоотношения между «носителем идей» и «носителем денег».

Допустим у нас есть «Финансист», располагающий средствами, и «Идеолог имеющий бизнес-идею и желающий заниматься ее претворением в жизнь и они решили открыть предприятие 50/50.

Самое главное — четко разделить «право владения» и «работу». Работа по созданию, развитию и управлению должна иметь четкую стоимость. Если этого не сделать еще «на берегу» , то через некоторое время идеолог обнаруживает, что он «пашет», а «финансист», получая теже деньги, отдыхает, и никакой возможности вырваться из кабалы и передать управление наемному менеджеру не предвидится.

1. Право владения

Человечество еще не придумало никаких иных способов установления равноправных отношений владения кроме равного денежного взноса. Тот, кто дает деньги всегда будет ощущать себя «хозяином». В связи с этим всегда необходимо устанавливать правила в соответствии с которыми вторая сторона обязана внести свою долю в уставный капитал ДЕНЬГАМИ. Это обычно делается одним из двух способов:

a) «Финансист» вкладывает 100% уставного взноса и доля «Идеолога» оформляется как кредит от «Финансиста» в размере 50% уставногог капитала.

В этом случае «Идеолог» приобретает финансовый риск, зато сразу становится полноправным совладельцем предприятия. Схема хороша при высокой уверенности «Идеолога» в успешности предприятия.

Источником средств на выкуп в этом случае обычно становится распределяемая прибыль.

b) «Финансист» вкладывает 100% уставного взноса, приэтом за «Идеологом» сохраняется право на выкуп своей доли (опцион) по стоимости первоначального взноса.

В этом случае «Идеолог» не несет финансового риска, зато и не является совладельцем и не получает дивидентов, до тех пор пока не выкупит опцион. Источником средств для выкупа обычно становится кредит, а получаемые после выкупа дивиденты позволяют кредит вернуть.

2. «Право на труд»

Конкретная каждодневная работа по созданию, развитию предприятия должна иметь конкретную денежную оценку, обычно это зарплата аналогичная зарплатам генеральных деректоров в аналогичных предприятиях.

Эта зарплата может быть «виртуальной» и зачитываться в стоимость выкупа доли, пока в предприятии нет денег, или реальной когда в предприятии «зашевелилась денгаА».

Наличие такой зарплаты обеспечивает как справедливость в компенсации «активного» и «пассивного» совладельцев, так и позволяет относительно легко обеспечить найм управляющего, когда «активный» захочет отойти от оперативного управления.

По моим наблюдениях для малого бизнеса и стартапов иного разумного метода предотвратить конфликт «Инвестора» и «Идеолога», чем указанная методика, нет.

Хорошая заметка о торговле в Петербурге

Понятно, что требование режима наибольшего благоприятствования для торговых сетей включало в себя не только неприменение традиционных евро-американских ограничений, но и ликвидацию единственного естественного конкурента — мелкорозничной торговли, поэтому против нее семь лет назад была объявлена настоящая война.