Месяц: Июль 2010

Зарплата и коррупция.

Очень часто в обсуждениях вопросов «достойной зарплаты» для чиновников, милиционеров, закупщиков и т.п. склонных к коррупции лиц звучит аргумент:

«Вы что, думаете, что от повышения зарплаты они воровать перестанут? Да они воруют больше любых зарплат…»

И это считается «неотразимым» аргументом.

Да, если человек УЖЕ ворует, повышение зарплаты его не остановит, но механизм взаимосвязи уровня зарплаты и коррупции устроен совершенно иначе.

Начнем с известной и похожей на правду статистики, что 10% воруют всегда, 80% по ситуации, 10% никогда.

Если мы приглашаем здорового взрослого мужчину на работу в милицию. т.е. на тяжелую дискомфортную и опасную работу, и предлагаем ему 15000 рублей, то мы понимаем, что честный здоровый мужчина на такую работу просто не сможет пойти, поскольку человеку нужно кормить семью, т.е. мы автоматически создаем условия отбора, при которых на работу идут только те, первые 10 процентов, люди изначально намеренные «добирать» за счет коррупции и хищений.

Это касается не только чиновников и милиционеров, та же самая ситуация и при найме ответственных сотрудников. Нанимая «опытного закупщика» или «опытного финансиста» на 20-30 тыс рублей, вы принимаете на работу, практически, заведомого вора.

Таким образом, есть определенный минимум зарплаты, начиная с которого вы получаете шанс нанимать на работу честных людей. и процесс борьбы с коррупцией состоит в выявлении и увольнении воров невзирая на заслуги и квалификацию и найме потенциально честных людей, со временем качество коллектива повысится, а коррупция снизится.

Теперь поговорим о «ситуационном» воровстве, оно основывается на балансе выигрыша и проигрыша для человека, причем максимальным проигрышем для чиновника может быть потеря места и несколько лет тюрьмы, а в бизнес ситуации проигрышем является, как правило, увольнение и потеря репутации.

Т.е. если найти аналогичное по условиям новое место место не сложно, контроль слаб, а украсть можно легко и много, то коррупция расцветает.

Т.о. предотвращение воровства состоит в том, что должен быть создана достаточно сильная мотивация к сохранению места и, одновременно с этим, достаточно плотный контроль за «потенциально опасными» сотрудниками, как правило, теми, которые имеют самостоятельное право заключать те или иные сделки.

Однако, следует отметить, что расходы на борьбу с хищениями могут превысить ущерб от самих хищений, в этом случае, возможно, имеет смысл говорить о «менеджменте попустительства» (Indulgence Management): http://www.kiborg.net/stat_12_2.htm

Как повышение производительности труда порождает нищенство. Кризис перепроизводства.

Очень люблю подбирать простенькие модели для сложных явлений.

Я один раз уже писал про сильно упрощенное общество, вспомним о нем еще раз:

  • Крестьянин покупает у кузнеца серпы и плуги, и продает пекарю муку.
  • Пекарь покупает у крестьянина муку и продает булочки кузнецу
  • Кузнец покупает булочки у пекаря и продает серпы и плуги крестьянину.

Все счастливы.

Пусть в лобществе жило 4 крестьянина, 4 пекаря и 4 кузнеца.

И вот однажды кузнец придумал, как ему повысить производительность своего труда в 4 раза и стал выпускать в четыре раза больше серпов и плугов, и понизил их цену вдвое. Естественно, что крестьяне начали покупать инвентарь у него.

1. 3 кузнеца вылетели на улицу с семьями.

2. 3 пекаря вылетели на улицу вслед за кузнецами

3. Крестьяне, конечно, могут кормить сами себя и не помрут, но и с деньгами у них возникают проблемы, бо деть зерно некуда, пекари то прикрылись….

Итак ПОВЫШЕНИЕ производительности труда отнюдь не значит, что жить будет лучше.